Руководство ЧАЭС может смениться: причины и последствия

Как вы, наверное, уже знаете, генеральный директор Чернобыльской АЭС Игорь Иванович Грамоткин написал заявление на увольнение по собственному желанию и покидает свой пост, проработав на ЧАЭС более 20 лет, из них почти 13 — в должности директора. Уходит до окончания срока своего контракта, в шаге от победы, от завершения знаковых для Украины и всего мирового сообщества проектов. За разъяснениями по сложившейся ситуации мы обратились к председателю первичной профсоюзной организации ЧАЭС Максиму Орлову.

Максим Иванович, как вы считаете, в чем основная причина того, что генеральный директор принял решение об увольнении?
На мой взгляд, причина для такого ухода — это протест. Протест против безответственной, некомпетентной и деструктивной позиции ГАЗО и Минприроды, из года в год не обеспечивающих ядерно-опасный объект необходимыми средствами для реализации производственной программы и международных проектов на площадке ЧАЭС, срывающих производственные планы предприятия. Например, в мае 2018 года по вине министра было сорвано финансирование и несколько тысяч человек не получили зарплату вовремя. Правда, в 2018 году, пожалуй, впервые за последние годы ЧАЭС профинансирована на 49% от необходимого. У директора не осталось способов переломить ситуацию с финансированием предприятия, которая сложилась из-за отказа государства от собственных обязательств и некорректного и неправомерного требования министра экологии и главы агентства по управлению зоной отчуждения, покрыть задолженность в пенсионный фонд за счет средств предприятия. Напомню: эти средства предназначены для повышения безопасности площадки ЧАЭС и их назначение было согласовано в установленном порядке с ГАЗО и Минприроды.

Предпринимала ли администрация ЧАЭС и профком какие-то действия, чтобы исправить ситуацию? Есть ли возможность оспорить требование министра?
К сожалению, это нелепое требование было подкреплено равнодушием и бездействием множества других государственных структур, поскольку за 7 месяцев и руководство ЧАЭС и профком обращались к главе ГАЗО, министру экологии, Премьер-министру, Президенту. Только в ГАЗО было направлено 17 писем… но существенного результата нет. Наши просьбы и требования игнорируются на всех уровнях.

То есть, Чернобыльская АЭС до сих пор должна пенсионному фонду сумму в 160 миллионов гривен, которую, по сути, должно компенсировать государство?
Да, до сегодня долги перед ПФУ не закрыты, следовательно, в любой момент производственная деятельность ЧАЭС может быть парализована после ареста счетов по решению исполнительных органов.

Ситуация с пенсионным фондом повторяется не первый год. Почему директору в прошлые разы хватало сил продолжать работу?
Думаю, финальной точкой стало отстранение директора от участия в Ассамблее доноров и как результат, принятие важных для предприятия решений со стороны Украины лицами, не владеющими ситуацией в полной мере, не имеющими глубокого понимания происходящих процессов. В таких условиях очевидно, что директор не может нести ответственность за реализацию основных проектов Чернобыльской АЭС: НБК и ХОЯТ-2.

В чем некомпетентность делегации Украины?
Я напомню, что в министерстве, которому подчинена ЧАЭС, попросту нет «руководителей», работавших в атомной отрасли, а количество их визитов на ЧАЭС можно, в лучшем случае, посчитать на пальцах одной руки. Министр Остап Семерак за все время посетил ЧАЭС от силы раз 5, причем большей частью в рамках визитов руководителей государства в качестве сопровождающего лица, а один раз — неофициально, экскурсионный «семейный выезд»… Заместитель министра В. Вакараш, насколько я знаю, не был на нашей площадке вообще ни разу.

В итоге, из-за решений и действий дилетантов, директор оказался заложником ситуации, из которой нет выхода, и принял единственно возможное решение — уйти.

Какая опасность, какие риски для нашего предприятия и для Украины в целом возникают в связи с уходом руководителя, досконально владеющего всеми вопросами на площадке?
Базовый риск в том, и это в Украине, к сожалению, уже становится дурной традицией, что на место директора поставят непрофессионального, но угодного внешнего управляющего, который в силу своей некомпетентности приведет к развалу ЧАЭС. Мало того, есть высокая вероятность, что этот менеджер заранее будет мотивирован на реструктуризацию Чернобыльской АЭС, как предприятия. Будет нацелен на выведение из его состава нескольких подразделений, которые можно выгодно «монетизировать», открытое распределительное устройство, необходимое для реализации «вкусных» проектов альтернативной энергетики в зоне отчуждения, объектов инфраструктуры по обращению с РАО, которые очень могут пригодиться для освоения средств из полуторамиллиардного Фонда РАО… Остальные цеха, отделы и весь персонал, никому из бизнесменов, пришедших во власть, не интересны…

Какая в связи с этим, на ваш взгляд, сегодня перед коллективом ЧАЭС и профсоюзом стоит задача?
Первая — тактическая: не дать назначить на должность директора человека со стороны. Руководить предприятием однозначно должен специалист из существующего руководящего состава ГСП ЧАЭС, который многие годы был погружен в процессы, обладает актуальными знаниями и понимает мельчайшие нюансы деятельности ГСП ЧАЭС на современном этапе. На площадке ЧАЭС сегодня есть одна ядерная установка, с введением в эксплуатацию ХОЯТ-2 появится вторая. Здесь не место дилетантам.

Вторая задача — стратегическая: учитывая, что снятие с эксплуатации —закономерный этап жизни любой ядерной установки, и всем АЭС Украины в недалеком будущем предстоит через это пройти, нам необходимо инициировать возврат предприятия в профильное министерство. В противном случае, весь опыт и знания по снятию с эксплуатации, что наработал коллектив, будет для Украины утерян, а специалисты окажутся на заработках где-нибудь в Польше.

Вы считаете, что это не локальная проблема, а глобальный кризис?
Безусловно! На самом деле, ситуация на Ассамблее доноров и снижение престижности профессии атомщика — это явления одного порядка. Причина — наплевательское отношение государства к профессионалам и несоблюдение своих обязательств.

Поэтому, работники действующих атомных станций Украины, входящих в НАЭК «Энергоатом», станций, генерирующих электроэнергию, должны понимать: есть очень большая вероятность, что как только их предприятие перестанет приносить доход, его ждет судьба Чернобыльской АЭС: постоянное недофинансирование, снижение заработной платы, необходимость бороться за каждый гарантированный государством бонус, инфантилизм в принятии топ-менеджерами страны кризисных решений…

Да, заработная плата на Чернобыльской АЭС сегодня значительно ниже, чем на станциях, генерирующих электроэнергию…
Мало того! В настоящее время даже на действующих АЭС уровень зарплаты неконкурентен. Ни для кого не секрет, что высококлассные специалисты, много лет посвятившие атомной энергетике, уходят в другие отрасли или уезжают на заработки в другие страны. А молодежь просто не идет работать в атомную энергетику. Это реальная проблема, о которой нужно кричать на всех углах. Например, за 2017 год из компании НАЭК «Энергоатом» почти тысяча человек уволилась в связи с переходом на другую работу. Ушло почти 3% лицензированных специалистов, то есть, людей, имеющих право управлять реакторной установкой, и на подготовку которых государство затратило немало средств и времени.

Но и это еще не все! Сегодня в Украине отсутствуют профильные ВУЗы, снабжающие кадрами атомную отрасль. То есть даже те единицы фамильных династий, которые готовы были бы продолжить дело отцов или просто молодые люди, выбравшие путь атомщика, испытывают проблему с получением «атомного» образования.

Ситуация явно непростая. Можете дать какое-нибудь заключение по ней и нашему дальнейшему будущему?
Резюмирую: атомная энергетика не терпит дилетантизма, на объектах атомной энергетики руководителями могут быть только атомщики, имеющие профильное образование и большой опыт работы в атомной сфере. НАЭК «Энергоатом» и ГСП «ЧАЭС» должны идти единым курсом и находиться в едином — профильном — министерстве!

Председатель ППО ЧАЭС
Максим Орлов

 

Nearest Events

No events

ChNPP Radiation Monitoring


2019-06-16 02:01:00
Units - µSv/h
Temperature: + 21.0 °C
Relative humidity: 39 %
Pressure: 735 мм рт.ст.
Wind speed: 0.2 м/c
Wind Direction: ЮВ - 146°

Comprehensive radiation monitoring system of Chornobyl Exclusion Zone

News distribution